Главная
О группе
Музыка
Видео Ревенкобенд
Видео Ревенко и Ко
Телепередачи
Фильмы
Дискография
История
Состав
Проект с ДДТ
Тексты песен
Стихи
Проза
Статьи
Фотографии
Контакты
Гостевая книга
Ссылки
 
 
Баннеры и кнопки:
www.revenkoband.com
festivali.org.ua

Music Radio

 
Free Page Rank Checker
ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ



Hosted & designed by TRM
 
 
 

МУЗЫКАНТ
(отрывок из романа «Дом на краю пропасти»)

«Музыкант был на высоте. Высота жила в музыканте. Нет, он не играл, он жил на сцене жизнью, полной различных чувств, меняя настроения порой поспешно, порой еле заметно, чем окончательно довел публику до экстаза. Он умел видеть музыку, а музыка растворялась в его пальцах, в его дыхании. Он умел вдыхать пространство, а выдыхать шедевры. Зал рыдал. После концерта его атаковали: цветы, автографы, слезы слушателей, влюбленные глаза. «Спасибо», — учтиво отвечал музыкант. Его больше всего интересовало, что же вынесут зрители из зала, что останется в душах людей после его музыки, обогатятся ли они, и если обогатятся, то как это будет происходить, в чем выражаться.
Через час началась пресс-конференция. Он готовился к ней тщательно, ибо он всегда готовился тщательно ко всему.
— Я попытался сказать миру своей музыкой о любви.
Надеюсь, у меня это получилось, и вы познали этот мир
чуть глубже, — начал музыкант.
Он ждал вопросов о творчестве, о его внутреннем мире. Он был готов поделиться собой с другими, однако не тут-то было. Журналисты тоже были на высоте. А высоты у всех разные.
— Скажите, для кого вам больше нравиться давать концерты, для самих музыкантов или для бизнесменов.
— Я дарю свое искусство всем, — после продолжительной паузы ответил музыкант.
— Скажите, а сколько вы получаете денег за выступление.
— Мне хватает, иногда даже на благотворительность трачу свои сбережения, — после еще более продолжительной паузы ответил музыкант.
— Скажите, а что вы кушаете на завтрак?
— Скажите, а сколько у вас любовниц?
— Скажите, а как вы относитесь к гомосексуализму?
— Стоп, — отрезал музыкант, — господа журналисты, почему вы спрашиваете о том, что мало кому интересно. Личная жизнь и употребление пищи доступны всем. Спросите лучше меня о том, что для меня значит музыка, что повлияло на меня в моем развитии, как изменить этот мир к лучшему.
— О, маэстро, — раздался голос из зала, — мы хотим, чтобы вы рассказали о том, что будет интересно широким массам. Глубина ваших мыслей столь велика, что не всем дано ее понять, а в простоте заложена истина.
— Так почему же вы мне неистово аплодировали, если
нисколько не поняли меня? — нервно выговорил музы
кант, — лицемеры, недоумки, вам дается лучшее, а вы
глотаете обертку от истины, глупцы. Я не буду отвечать
на ваши вопросы. Конференция отменяется.
Это был настоящий скандал. Телевизионные компании были шокированы. Пресс-конференция транслировалась по всем каналам телевидения, и такого никто не ожидал. Пресса обсасывала этот инцидент в каждой газетенке, а музыкант запрятался в своей квартире на несколько дней.
Одним вечером он вышел на прогулку во двор. К нему подошел молодой человек крепкого телосложения в белом пиджаке с огромной золотой цепью на шее и поздоровался.
— Добрый вечер, — ответил музыкант.
— Вы можете мне уделить несколько минут? — спросил незнакомец.
— Могу, — приветливо улыбнулся музыкант.
— Я несколько дней назад смотрел ваш концерт и пресс конференцию. Вообще-то я не очень интересуюсь музыкой, однако ваше искусство меня покорило. Но видите ли в чем дело, если вы хотите обогатить им общество, вам нужно быть ближе к людям.
— А вы что хотите, чтобы я обогатил общество своим искусством? — задумчиво и ехидно спросил музыкант.
— Постарайтесь правильно меня понять, — ответил незнакомец, — я бизнесмен, «новый русский» и человек очень прямолинейный. И поверьте мне, такие люди как вы, очень нужны. Но народу нужно слушать вашу музыку каждый день, а не раз в год. Только если каждый день наши остолопы будут ощущать в своих сердцах ваши божественные ноты, они что-то, может, поймут. Иначе их не пробить. А вы мировая знаменитость и гастролируете в городе раз в два года. Как же вы собираетесь кого-то обогатить?
— А как вы объясните доктрину, которая гласит что человек сам должен стремиться к светлому? — настойчиво спросил музыкант.
— Не сочтите за наглость, — ответил новый русский, — но к светлому стремится очень малая часть населения. Остальные держат ухо востро и нос по ветру. Они-то и ведутся на то, что им подсунут. Подсунут дерьмо — они к нему привыкнут, и будут восхвалять его, подсунут конфету — они будут долго сравнивать ее с дерьмом, потом совместят, привыкнут и будут довольны конфетой. Вот так и с Вашей музыкой происходит. Увы, аплодисменты были не в адрес Вашего искусства, а в адрес Вашего имени, и к тому же наш брат привык к попсе, махровой и неуклюжей. Да наш брат и живет по-попсовому. Вот сейчас они сравнивают Ваше искусство с той ересью, которую им вдолбили, и через какое-то время Ваша доктрина победит.
— Но я не хочу что-то кому-то вдалбливать. Я дарю.
— А зря. Вдалбливать надо. Народ ленив. Он сожрет все. А я думаю, что пусть он слушает Вас, чем кого-либо. Оттого и советую Вам играть для них чаще. Пусть совмещают свои тупые мозги с Вашим искусством.
— Совмещение несовместимого?
— А что делать? Рынок завоевывают только так. Но Вы уже завоевали весь мир.
— Да, но мир понял меня так, как ему это было удобно, а не так, как хотел этого я.
На следующий вечер музыкант решил сделать эксперимент. Он вышел во двор, открыл кофр, и окрестные дома услышали крик души раненной птицы. Музыкант так увлекся, что не заметил, как наступила полночь. Из окон домов послышались крики, затем что-то полетело вниз. Наконец приехала милиция.
— Хулиганите, мужчина?
Музыкант молчал.
— Товарищ сержант, это же знаменитость, великий человек, — шепнул на ухо милиционеру его коллега.
— Так, так. А что ж это Вы, всемирно известный, такой весь из себя великий, а играете ночью во дворе? — спросил сержант.
— Истину познать хочу, — ответил музыкант.
— Истину? Даже не знаю, что с Вами делать. У нас нет статьи за истину. В участок заберу — так засмеют. Вы же все-таки заслуженный человек! Сосед Ваш жалуется на Вас. Говорит, что Вы точно также не давали ему покоя пятнадцать лет назад.
— Пятнадцать лет назад я заканчивал консерваторию.
— Ну и играйте у себя в консерватории.
Сержант сел в «бобик» и уехал.
Музыкант направился домой, но вдруг его окликнули:
— Добрый вечер.
— Добрый вечер, — ответил музыкант.
Это был новый русский, с которым он общался вчера.
— Как Ваши дела? — спросил новый русский.
— Прекрасно! Завтра лечу в Париж, а через два дня — концерт в Лондоне, — ответил музыкант».