Главная
О группе
Музыка
Видео Ревенкобенд
Видео Ревенко и Ко
Телепередачи
Фильмы
Дискография
История
Состав
Проект с ДДТ
Тексты песен
Стихи
Проза
Статьи
Фотографии
Контакты
Гостевая книга
Ссылки
 
 
Баннеры и кнопки:
www.revenkoband.com
festivali.org.ua

Music Radio

 
Free Page Rank Checker
ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ



Hosted & designed by TRM
 
 
 

ИСТОРИЯ ДВУХ СОСЕДЕЙ.
(отрывок из романа «Дворничья эпопея»)

Никогда не ругайтесь с соседями. Во-первых, сосед – это недостающая часть вашей совести. Во-вторых, квартира соседа – это продолжение вашей квартиры. Ну и, в-третьих, проблемы соседа могут стать вашими проблемами, если вы вдруг не поладите. К сожалению, это не понимали Иван Иванович и Василий Федорович, между которыми каждое утро возникал конфликт.
Иван Иванович славился своей чистоплотностью. В его квартире всегда все было убрано и нельзя было пылинки обнаружить. Жил он на четвертом этаже. А квартира Василия Федоровича была на третьем, прямо под квартирой Ивана Ивановича.
Василий Федорович обожал завтракать на балконе. А Иван Иванович в это время постоянно вытряхивал половичок. В результате вся пыль летела в тарелки с едой, которую Василий Федорович боготворил.
- Ты что это делаешь, недоумок?! – однажды не выдержал и возмутился Василий Федорович.
- Я у себя дома, и что хочу, то и делаю! – огрызнулся Иван Иванович.
- Я тебе уши надеру, вредитель! – рассердился Василий Федорович.
- Сиди себе и не отсвечивай – ответил Иван Иванович.
Соседи ругались как дети, хотя Василию Федоровичу было под сорок, а Ивану Ивановичу за пятьдесят. История с встряхиванием половичка во время утренней трапезы повторялась изо дня в день. Василий Федорович уже был готов к самым крайним мерам, и вот однажды вопрос решился, как бы, сам собой. Увидев в очередной раз свисающий с верхнего этажа половичек, который держал в руках Иван Иванович, Василий Федорович подхватил эту грязную тряпку снизу и резко дернул ее. Иван Иванович никак не мог ожидать такого поворота событий. Он не успел вовремя выпустить из рук половичек, и не смог устоять на ногах. В результате, бедный Иван Иванович упал с балкона четвертого этажа на асфальт. Когда Василий Федорович увидел, что натворил, его охватил ужас. Он испугался, выбросил половичек вслед за Иваном Ивановичем и быстренько удалился с балкона.
Вскоре во дворе появились милиция и скорая помощь. Увы, последствия ссоры двух соседей оказались фатальными для одного из них. Однако ни милиция, ни медики даже не заподозрили никого в убийстве. У них не возникло никаких сомнений, что у Ивана Ивановича, выходящего на балкон вытрусить половичек, закружилась голова. И он, такой неосторожный в своем-то опасном возрасте, не удержался на ногах и просто упал. Кто-то из соседей подтвердил, что Иван Иванович каждое утро вытряхивал половичек. Кто-то дал показание, что Иван Иванович последнее время жаловался на сердечные боли. В общем, никто и не заподозрил Василий Федоровича в содеянном.
Прошло шестнадцать лет. Василий Федорович все также жил в своей квартире на третьем этаже и уже перестал бояться, что однажды за ним придут из милиции, как за убийцей своего соседа. Ему было уже за пятьдесят. Он жил один. Детей у него не было, а женщины не часто посещали его обитель. С возрастом Василий Федорович стал более неряшливым и рассеянным. Также нередко можно было заметить его подвыпившим. Однажды он возвращался домой навеселе, и возле собственного подъезда ему захотелось поумничать. Он начал кричать, браниться, вопить. Из окон доносились крики:
- Иди домой, алкаш! – но Василия Федоровича это не останавливало.
Наконец, дворник сделал ему замечание в очень жесткой форме. В ответ Василий Федорович обматерил дворника по полной программе.
- Эх, ты, - обиженно ответил дворник, - неблагодарная порода. А я думал, что ты порядочный человек. Я же тебя не выдал тогда, шестнадцать лет назад.
Василий Федорович моментально изменился в лице.
- Да, да, - продолжил дворник, - я все видел. Ладно, так уж и быть, никому не расскажу. Но смотри мне!
Оказывается, старый дворник был тем самым единственным свидетелем, который видел, как закончилась ссора между Василием Федоровичем и Иваном Ивановичем. Страх охватил Василия Федоровича. Он застыл на месте и не заметил, как дворник исчез из его поля зрения.
Придя в себя, Василий Федорович принял единственное правильное в этой ситуации решение. Он поднялся к себе домой, нашел заначку и поспешил в гастроном, который с минуты на минуту должен был закрыться. Успел. Василий Федорович вовсе не собирался напиваться с горя, но две бутылочки беленькой прикупил. А к ней икорочки, балычка, маслин. В общем, затарился по полной программе. Через десять минут он позвонил в квартиру дворника, и когда тот открыл дверь, из уст Василия Федоровича посыпалась лесть:
- Петр Кузьмич, милейший мой, не желаете ли отведать икорочки под водочку, а?
Дворник мудро посмотрел на Василия Федоровича и ответил:
- А почему бы и не отведать? Заходи, коль не шутишь.
Василий Федорович напоминал виноватого пса, который нагадил, где не следует, а Петр Кузьмич чувствовал себя хозяином положения. В таком ключе проходило общение двух мужчин. Василий Федорович боялся задать нелепый волнующий его вопрос, но все же пересилил себя:
- Вы никому не говорили?
Петр Кузьмич усмехнулся, поедая деликатесы, посмотрел на Василия Федоровича и спокойно ответил:
- Говорил.
На Василия Федоровича стало жалко смотреть.
- Кому? – заикаясь, спросил он.
- Своему сыну за минут пять до твоего прихода.
В этот момент в гостиной показался Александр, сын дворника.
- Добрый вечер – сказал он, и презрительно посмотрел на Василия Федоровича.
- Сынок, дай нам пообщаться наедине. – сказал Петр Кузьмич, а затем обратился к Василию Федоровичу. - А больше никому. Да ты не переживай, мой Сашка – могила. И вообще, должен тебе сказать, я на твоей стороне. Плохой человек был Иван Иванович. Об этом весь двор знал. Довыдергивался. А ты, молодец. Я тебя всегда уважал.
Василий Федорович не мог произнести ни слова. А Петр Кузьмич после водки стал многозначительно косноязычить:
- Да не переживай, Васька! Никто не узнает. А через четыре года, даже если узнают, то поздно будет.
- Почему? – спросил Василий Федорович.
- А у нас закон такой. Если за двадцать лет не раскрыли преступление, то оно как бы аннулируется.
- Ну, а зачем ты сыну рассказал?
- А, это чтоб ты не отважился избавиться от меня, как от ненужного свидетеля. А то еще замочишь невзначай. А так – фигушки.
Василий Федорович поник духом.
- Петя, Петенька, умоляю! – блаженным голосом произнес он, - Пощади меня, не сдавай!
- Да брось ты, Васька, я тебя уважаю. Ты настоящий мужчина, а Иван был уродом. Правильно ты его проучил.
На этой пафосной ноте наши герои приступили к банальной, но неизбежной пьянке. Василий Федорович поверил на слово дворнику и вроде бы перестал бояться возмездия.
Прошло несколько месяцев. И вдруг покой Василия Федоровича вновь нарушил Петр Кузьмич, нагрянув к нему с утра.
- Привет, Васька! Как дела? А я решил напроситься к тебе на завтрак, на твой любимый балкончик. Нынешние соседи сверху, надеюсь, не такие свиньи, как предыдущий.
- Тише, Петя.
- Да ладно, ладно. А кто, кстати, живет там нынче?
- Ванькина дочка – ответил Василий Федорович.
- Живет и ничего не знает…
- Петя, ну мы же договорились.
- Мы? – многозначительно произнес Петр Кузьмич.
У Василия Федоровича заболело сердце.
- Петенька, миленький, - произнес он, - не надо, пожалуйста!
- Не надо, что? – возмутился дворник. - Я пришел-то чего? Чтобы договориться с тобой.
Василий Федорович потерял дар речи.
- Видишь ли, любезный Васенька. – продолжил дворник. – Мой сын Сашка (ты его видел) надумал жениться. А там через пару лет и детишки появятся. А лет так через пятнадцать-двадцать детишки подрастут, и им необходимо будет где-то жить. А ты у нас человек, можно сказать, одинокий. За тобой лет через десять-пятнадцать нужен будет уход. Детей у тебя нет, жены тоже нет. Зато есть тайна, которую никто не должен знать ближайшие четыре года. А то в тюрьме доживать придется. За твое преступление лет пять дадут, минимум. Ты там столько, гляди, и не протянешь. А здесь на свободе, мой сынуля тебя досмотрит, не позволит тебе умереть с голоду и в нищете. Ну, как тебе мое предложение?
Василий Федорович заплакал от бессилия.
- Нет, ты, конечно, можешь отказаться, - продолжил Петр Кузьмич, - но тогда потеряешь свободу.
- Сволочь! – сквозь зубы проговорил Василий Федорович.
- Ну, как знаешь…. До обеда чтоб была дарственная, или я сегодня же иду в милицию – и Петр Кузьмич удалился.
Василий Федорович припомнил, что у него есть старый приятель, майор милиции Алексей Дмитриевич Коржин. Найдя телефон бывалого товарища, Василий Федорович позвонил ему и договорился о встрече. Выслушав трогательную историю Василия Федоровича, майор Коржин пообещал помочь. Он заверил своего друга, что бояться ему нечего, а шантажист, дворничья его душонка, будет наказан по всей строгости за вымогательство жилья у соседа. Довольный Василий Федорович покинул апартаменты родной милиции, и, ни о чем не переживая, направился домой. А во дворе его поджидал хищный Петр Кузьмич.
- Ты куда, падла, ходил? – спросил дворник, увидев Василия Федоровича.
- Не твое дело, ворюга! – ответил тот.
- Я может и ворюга, а ты убийца. Так куда ты ходил?
- Я тебе свою квартиру не отдам! – гордо заявил Василий Федорович.
- Отдашь, как миленький! А за поход в милицию расплатишься вдвойне. И знай, мне докладывают о каждом твоем шаге. Мне, дворнику.
Зайдя к себе домой, Василий Федорович вновь набрал майора Коржина и поведал ему об этом неприятном разговоре. Коржин заверил его, что в течение суток, вопрос с дворником будет закрыт. Однако вечером в квартиру Василия Федоровича позвонили незнакомые и представились сотрудниками Министерства Внутренних дел. Василий Федорович отказался открывать дверь, и через пять минут она была выбита. А еще через час бедный Василий Федорович находился в следственном изоляторе, слегка поцарапанный и побитый.
Допрос обвиняемого скорее напоминал задушевную беседу о том, что в этой жизни людям надо нести добро и помогать друг другу, что человек человеку – друг, товарищ и брат, что нужно уважать проблемы других людей, и вообще Ленин сказал: «Делиться».
Увы, Василий Федорович вынужден был по нескольку раз на день выслушивать весь этот бред до тех пор, пока через пару дней к нему не заявился майор Коржин.
- Лешенька, спасай! Только на тебя одного надежда! – со слезами на глазах произнес Василий Федорович, увидев своего друга.
- Плохие дела, Вася – прямо заявил майор.
- Почему?
- Тебя взяли лично по указанию генерала Барылова.
- А кто это?
- О-о-о! генерал Барылов – первая рука министра!
- Боже, а что же я ему сделал?
- Не знаю, что ты ему сделал, но по моим сведениям племянница генерала собирается выходить замуж за сына твоего дворника, Петра Кузьмича.
- Теперь понятно – и Василий Федорович осознал тяжесть своего положения.
- Вася, ты меня прости, но я ничем не могу тебе помочь. Идти против Барылова – все равно, что с вилами на танк. Так что пиши дарственную этому козлу, - здоровей будешь.
Василий Федорович понял, что остаток его жизни будет всецело зависеть от ненавистных ему людей. На продолжающихся допросах ему никто не вспоминал об Иване Ивановиче, дворнике, квартире. Речь шла о двух недавно найденных трупах девушек со следами насилия, которых якобы обесчестил и лишил жизни Василий Федорович. Он понял, что даже после дарственной его не оставят в покое, и ждал когда же к нему придут за добровольной передачей жилья. А к нему так и не пришли. Дарственная была сфальсифицирована по указанию генерала. Но Василий Федорович об этом не узнал. Поэтому был уверен, что он – пока еще нужное звено в цепи. Ему не повезло – у него не было никаких родственников. Его сослали в лагерь строгого режима, и там он был застрелен при попытке к бегству. А в его квартиру буквально через пару недель вселились сын дворника с племянницей генерала. Они, как и прежний житель, обожали завтракать на балконе. И до крайности были возмущены, что соседка сверху каждое утро во время их трапезы вытряхивает свой половичек.